Jan. 6th, 2017

ygam: (Default)
61. Когда моему папе было лет 38, у него было два лучших друга. Один из них был сыном человека, который на войне попал в окружение, выбросил свои документы на еврейскую фамилию, подобрал документы убитого белоруса, и так всю жизнь и прожил под чужим именем, и передал чужую фамилию сыну, который узнал свою настоящую фамилию в 14 лет. Папа с другом решили создать кооператив, и папа со мной пошел к нему в гости, и взял с собой Англо-русский словарь по программированию и информатике, чтобы решить, как его назвать, и слово "триггер" они отвергли как неблагозвучное. Потом вместо кооператива они оба решили эмигрировать.

62. Я думаю, что если бы мои родители не эмигрировали в Америку, они бы через пару лет эмигрировали в Израиль, как большинство их друзей. Дети этих друзей, мои детские друзья, либо живут в Израиле, либо перебрались в США; дети этих детей родились и выросли в Израиле с доминантным ивритом и родной израильской культурой. Моя жизнь была бы приблизительно такой же; единственная разница - что в какой-то армии я бы служил. Интереснее вопрос, какой была бы моя жизнь, если бы они эмигрировали в 1979 году. Тогда эмигрировали две двоюродные сестры моего папы, бывшие замужем за часовщиком и мясником, с семьями; у каждой из них есть сын приблизительно моего возраста. Последние новости, которые я слышал об этих сыновьях, были, что они работают в семейных бизнесах. Ну, а я стал приблизительно тем же, чем был мой папа, а мой брат - приблизительно тем же, чем была наша бабушка по маме. Надеюсь, что если бы мои родители эмигрировали в 1979 году, я бы не стал вторым Гэри Штейнгартом.

63. Когда-то я готовил школьников в пасынковой школе к состязаниям по математике, и в задачах прошлых лет была задача на понимание азов теории вероятностей: у Джона столько-то братьев и столько-то сестер; какая вероятность того, что случайно выбранный член его семьи мужского пола? Учтите его родителей. Один мальчик довел меня до смеха со слезами вопросом: "Is this a normal family or a homosexual family?".

64. Я в колледже слушал курс "Введение в алгоритмы и структуры данных". На первом занятии преподаватель задал вопрос: из чего состоит язык программирования? Я поднял руку: из синтаксиса, семантики, и стандартного языкового окружения. Он меня поправил: язык программирования состоит из оператора присваивания, оператора ввода, оператора вывода, условного оператора, и оператора цикла. Это - история из моей жизни, наиболее близкая к анекдоту про рацию на танке.

65. В один из байдарочных походов, в которые я ходил с папой, взрослые взяли "Человека без лица" Альфреда Бестера в русском переводе. Там была такая сцена: в школе телепатов стоит очередь из абитуриентов. Секретарша принимает от них заявления, и одновременно телепатически вещает на широкой волне: выйдите из очереди, и зайдите в дверь с табличкой "Посторонним вход воспрещен". Один стоящий в очереди латентный телепат услышал в уме этот призыв, и так и сделал. Остальные сдавали заявления и уходили, не зная, что их заявления выбросят в мусор; отбор абитуриентов проводится телепатическим вещанием секретарши. Вот мне кажется, что со мной и программированием так и произошло.

66. Я когда-то знал наизусть около сотни песен Высоцкого, Кима, Галича и т. д., и устраивал в голове айпод. Сейчас я хочу заучить наизусть песню "Good Old Bad Old Days" Дэниела Кана и перевод этой песни под названием "Старое доброе зло", сделанный Псоем Короленко. На последнем концерте Юлия Кима, на который я ходил, я в антракте к нему подошел, приложил руку к сердцу, и сказал: "Юлий Черсанович, я вырос на ваших песнях, спасибо вам большое!". У Галича я заучил наизусть почти весь цикл про Януша Корчака; пару недель назад я смог воспроизвести большую часть через почти 30 лет после заучивания.

67. Про директора детского приюта-педофила я думал: вот современный Корчак. На самом деле, он был современный Анатолий Сливко. Несколько лет назад один мой друг умер от рака в возрасте 39 лет; я зашел к нему в больницу в Бостоне за 12 дней до его смерти, и откровенно поговорил с ним. Среди прочего, я ему рассказал про директора приюта и про Сливко; он риторически спросил: так, что, нет Бога, который бы активно вмешивался в людские дела, творил добро и предотвращал зло? Я усмехнулся: нет. Я вспоминал этот разговор, читая Mortality Кристофера Хитченса.

68. Этот покойный друг был минчанин, энтузиаст белорусского языка. Он открыл интернет-магазин белорусской музыки, и я там заказал "Народны альбом", рок-оперу про Западную Белоруссию в межвоенный период, когда она входила в состав Второй Польской Республики, и ее советскую аннексию, в которой участвовала моя бабушка по маме, а также еще несколько дисков и кассет, мне не так запомнившихся. "Народны альбом" я большей частью помню наизусть, и короткие белорусские тексты могу читать, но писать на этом языке я даже не пытаюсь.

69. В поездку, когда я зашел к этому другу, у меня еще был интересный разговор с кассиром гифт-шопа Национального Авиакосмического Музея в Вашингтоне, где я купил для дочки комикс про собаку-космонавта Лайку, Сергея Королева, и вымышленную дрессировщицу собак для советской космической программы. - Ты из какой страны первоначально? - Украина. - А я из Филиппин. Ты туда вернешься на пенсию? - Мне 40 лет; мне еще до пенсии далеко. Кассир мне стал рассказывать, как от нефти под островами Спратли Филиппины разбогатеют. Ага, раскатал губу; так сильные мира сего и позволят Филиппинам разбогатеть от нефти под оспариваемой территорией. Но на его вопрос у меня все еще нет ответа. Более срочный вопрос - это чем я буду заниматься, когда для программирования мой ум уже ослабеет, но пенсионного возраста я еще не достигну. В принципе, я знаю материал, необходимый для преподавания математики и программирования в средней школе, но, насколько я знаю, в списке требований к школьному учителю знание материала стоит далеко не на первом месте. Когда я волонтерствовал в школе, помогая преподавать программирование, я не мог даже запомнить, какого школьника как зовут.

70. Когда моя дочка была маленькой, моя мама была в Нью-Йорке в Украинском Музее, и купила для нее первый том трехтомника "Сто казок" с великолепными иллюстрациями. Так как моя дочка не знает по-украински ни слова, я читал ей эти сказки, синхронно переводя на русский. Мне самому страшно понравилась сказка, которую я раньше не знал. Когда Бог создал человека и животных, он вызвал человека к себе в шатер, и сказал: даю тебе тридцать лет жизни. - Тридцать лет! Ты же только жить начинаешь! Потом Бог вызвал вола, и дал ему столько же. - Тридцать лет ярмо носить! И вол продал человеку двадцать лет жизни. Потом Бог вызвал собаку, и дал ей столько же. - Тридцать лет на цепи дом сторожить! И собака продала человеку двадцать лет жизни. Потом Бог вызвал обезьяну, и дал ей столько же. - Тридцать лет надо мною дети будут смеяться! И обезьяна продала человеку двадцать лет жизни, и он решил, что ему хватит. Так что первые тридцать лет человек живет в свое удовольствие, как человек. Потом он обзаводится семьей, и двадцать лет носит для нее ярмо, как вол. Потом дети вырастают, и он двадцать лет сторожит дом на цепи, как собака. А потом его ум слабеет, и остаток жизни над ним смеются внуки, как над обезьяной. Через несколько лет я купил второй и третий том сборника, а потом подарил сборник школе при украинской церкви в Сан-Франциско.

Profile

ygam: (Default)
Илья

October 2017

S M T W T F S
1234567
8910 1112 1314
1516 17181920 21
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 01:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios